Из зала суда
Дело Пак
В Уральске начался суд над бухгалтером, которая обвинила своего работодателя в многомиллионном сокрытии доходов. Адвокат подсудимой считает, что уголовное дело в отношении его подзащитной возбуждено в качестве мести за отказ вести двойную бухгалтерию.
Заявление о том, что Элеонора украла деньги у компании, поступило от Махметова в феврале 2017 года. По версии потерпевшего, она перечисляла себе на «зарплатную» карточку больше средств, чем должна была. Вкупе сумма излишне перечисленных денег составила более 11 миллионов тенге. Выяснилось это в ходе внутренней проверки, которая проводилась сотрудниками ТОО «КазТехноГаз» без привлечения сторонних экспертов. Председателем этой комиссии также являлся Болат МАХМЕТОВ. Досудебное расследование длилось вплоть до 2018 года, и в настоящее время уже начались слушания по этому делу. Правда, возникло ещё одно обстоятельство. В марте 2018 года в ходе осмотра врачом-гинекологом Элеоноре сообщили, что она беременна.
глава I
Настоящий детектив
По словам Элеоноры, эта история началась в 2016 году, когда она ещё занимала должность бухгалтера в ТОО «КазТехноГаз», директором которого является Болат МАХМЕТОВ.

- В сентябре 2016 года Болат Борисович передал мне флешку с просьбой свести отчётность. Когда я увидела суммы, которые там проходят, я вернула флешку ему и отказалась это делать, поскольку такая деятельность незаконна. Я – мать двоих несовершеннолетних детей, у меня есть муж и мать, которая воспитывала меня одна, - пишет Элеонора ПАК в послании, опубликованном на сайте Генеральной прокуратуры 9 декабря 2017 года, в котором она обращается к генеральному прокурору и председателю Верховного суда Казахстана Жакипу АСАНОВУ. - С 4 октября я написала заявление на увольнение, на что Махметов порвал его, пригрозив лишить меня спокойной жизни, поскольку теперь я «знаю очень много», и он найдёт «способ» меня посадить. 6 октября я снова написала заявление об увольнении, хотя и понимала, что представляю для него угрозу, поскольку двойная бухгалтерия – серьёзное преступление. Я писала заявления в Департамент государственных доходов, чтобы они провели проверки, ведь копию базы я оставила себе. Но все органы, к которым я обращалась, после начала проведения проверок очень быстро их прекращали.

- 5 апреля в 10 часов вечера сотрудники Зачаганского отдела полиции без постановления на руках пытались выманить Элю из дома, - рассказывает муж подсудимой Сергей ПАК. - Сначала просили ее выйти к ним, чтобы задать пару вопросов, потом говорили, что привезли повестку и должны отдать ее прямо в руки Элеоноре. Настойчиво пытались войти. Мы позвонили в 102, участковый приехал в половине 12-го ночи. По приезду сказал, что вызов ему поступил по рации из отдела, что приказали срочно доставить повестку. На мой вопрос, почему повестка доставляется в такое позднее время, он ответил: «Приказ руководства!». К слову, мы не первый раз сталкиваемся с тем, что сотрудники Зачаганской полиции именно так объясняют свои незаконные действия. Причем, того, кто именно отдаёт приказы, они не называют. На следующий день мы два раза вызывали «скорую», так как Эле было плохо, её предлагали госпитализировать, но она отказывалась. Только вот 9 апреля, все-таки, увезли. Сказали: «Угроза выкидыша».

- В ходе досудебного расследования Элеонору неоднократно допрашивали, и она всегда являлась в органы следствия по первому вызову. Никогда ни от кого не пряталась, жила по указанному адресу и не меняла своего места проживания, - рассказывает адвокат обвиняемой Руслан АМИНОВ. – Её состояние оставляет желать лучшего, тем не менее, по не понятным мне причинам, судья санкционировала ее арест. В деле есть много нарушений, ряд ходатайств от стороны защиты отклонили по непонятным причинам. В этом деле замешано много должностных лиц. Параллельно с делом Элеоноры, в прошлом году уголовные дела возбуждались в отношении ее мужа и матери. Мы расцениваем это как один из способов оказания давления на Элеонору и одну из причин, почему её госпитализировали с угрозой потери плода. Такое нервное напряжение из-за постоянных писем, допросов и обращений в различные органы не каждый выдержит.

Адвокат Руслан Аминов рассказывает журналистам о незаконности ареста Элеоноры и о полиции во дворе "Медицинского центра"
Первое судебное слушание по делу Элеоноры состоялось 12 апреля, но, поскольку она находилась в Железнодорожной больнице (ТОО "Медицинский центр"), суд перенесли. Сам Махметов давать какие-либо комментарии не стал, в буквальном смысле, убежав от ответа. Только бросил на ходу: «Все вопросы — через моего адвоката!». Марат ИСКАКОВ, его адвокат, к слову, тоже спешно удалялся вслед за ним вниз по лестнице, явно не желая говорить с прессой.
Днём этого же дня журналисты «УН» поехали в больницу, чтобы поговорить с Элеонорой, и обнаружили возле больницы дежуривших сотрудников полиции и адвоката защиты. Когда Руслан Аминов попросил старшего сотрудника предъявить служебное удостоверение, оказалось, что это участковый Зачаганского отдела полиции Тюлегалий УСЕНОВ. Задав вопрос, какое отношение имеет участковый Зачаганска к району «Омега» и что он делает возле больницы, адвокат получил привычное: «Приказ руководства!». После этого "исчерпывающего" ответа полицейские поспешили уехать.
Each page is counted, but no folio or page number is expressed, or printed, on either display pages or blank pages.
Конвоиры забирают Элеонору Пак в СИЗО после судебного слушания.
Этим же вечером муж и адвокат, приехавшие навестить Элеонору в клинике, обнаружили двоих мужчин – сотрудников полиции – прямо в ее палате. Поскольку подобное запрещено законом и дежурить в гинекологическом отделении (и, тем более, в палате), должны конвоиры-
женщины, адвокат попросил сотрудников выйти. Однако, в очередной раз сославшись на «приказ руководства», они остались, и Аминов был вынужден вызвать дежурного прокурора по номеру «115», который всё-таки смог выпроводить навязчивых полицейских.
13 апреля судья уральского городского уголовного суда Магира КИТАРОВА вынесла решение о проведении выездного судебного слушания в Железнодорожной больнице. Журналистов «УН» на слушание недопустили, мотивируя отказ тем, что здоровье Элеоноры и ребенка — под
угрозой и находиться в гинекологическом отделении посторонним нельзя. На вопрос, считают ли они, что выездное заседание и полицейские принесут меньшее волнение, чем представители прессы, сотрудницы медцентра ответили, что ничего поделать не могут, и это «приказ руководства». По итогам выездного заседания, мера пресечения в виде ареста осталась без изменений, поскольку судья посчитала, что обвиняемая может помешать суду. Этим же вечером Элеонору выписали из больницы.
— Руководство Железнодорожной больницы экстренно выписало Элю, сославшись на то, что они не могут оказать ей необходимую помощь. Ей выдали направление в отдел гинекологии городской многопрофильной больницы Уральска. Врачи этого медучреждения подтвердили факт угрозы выкидыша, но госпитализировать ее отказались, сославшись на отсутствие мест, и её в таком состоянии отвезли в СИЗО, — сообщил журналисту «УН» супруг арестованной, Сергей Пак.
Глава II
Истина где-то рядом
На заседании 17 апреля адвокат защиты выступил с ходатайством об изменении меры пресечения на подписку о невыезде. Прокурор обвинения Мухит РЫСБЕКОВ возражений не имел и поддержал ходатайство, в отличие от адвокатов пострадавшего Махметова – Рашида ХИСАМЕТДИНОВА и Марата ИСКАКОВА, которые пытались убедить судью, что Элеонора способна помешать судебному разбирательству. Искаков прятал лицо от камеры прессы, а Хисаметдинов грубо высказался, что никто не имеет права фотографировать их даже до начала судебного слушания. От комментариев по делу адвокаты Махметова снова отказались. Судья объявила перерыв до вечера этого же дня, и, собрав все стороны, объявил, что снова удаляется в совещательную комнату «до 10 утра 18 апреля», и уже тогда объявит своё решение по изменению меры пресечения. 18 апреля судья Китарова отменила свое же постановление, освободила Элеонору Пак из под стражи и заключила под домашний арест.
Родственники Элеоноры кинулись обнимать её после того, как судья выпустила её из СИЗО под домашний арест.
Элеонора со слезами на глазах благодарит надзирателя СИЗО за то, что тот не оставался безучастным и помогал ей всё то время пока она, с угрозой выкидыша, находилась в изоляторе.
В понедельник, 23 апреля, судебное разбирательство началось с необычного ходатайства – потерпевшая сторона – Булат Махметова и два его адвоката заявили отвод прокурору, который в суде представляет обвинение. Адвокаты Болата Махметова просили суд о заменить прокурора Мухита РЫСБЕКОВА, так как посчитали его… слишком добрым по отношению к подсудимой.

- Он поддерживал ходатайство адвоката подсудимой, когда тот добивался отмены ареста. Гособвинитель даже просил отпустить подсудимую под подписку о невыезде. На мой взгляд это свидетельствует о согласованности позиций гособвинителя и защиты, - сказал адвокат потерпевшего Рашид Хисаметдинов.

Но суд позволил прокурору Рысбекову и дальше представлять государственное обвинение. Но второе ходатайство потерпевшей стороны суд удовлетворил. Потерпевшая сторона попросила суд исключить из материалов дела заключение независимой экспертизы проведённой в г.Астана. Интрига ситуации состоит в том, что эта экспертиза не установили факта присвоения денег Элеонорой Пак. Однако суд, заключение аудиторов из материалов дела исключил. Теперь основным доказательством вины подсудимой стал Акт внутренней проверки, которую проводили штатные сотрудники ТОО «КазТехноГаз». Членами комиссии заявлены шесть человек и один председатель. Среди них бухгалтер Ольга РОМАНОВА, бухгалтер Ранида НЕТАЛИЕВА, кассир Наталья ШАЦКИХ (ныне – БЕРНЦ – прим. ред.). У оставшихся четырех человек, включая председателя Болата Махметова, бухгалтерского образования нет. Вся проверка, по их словам, была в том, что бухгалтеры давали им бумаги и говорили на какой сумма фактическая, а на какой сумма с недостачей. На основании этого они и сверяли цифры на калькуляторе.
Болат МАХМЕТОВ, в поддержание своего заявления рассказал суду, что в октябре 2016 года выявил недостачу на расчётном счёте его фирмы, ТОО «КазТехноГаз» (сейчас - ИП «КТГ» Махметов Б.Б. - прим. ред.).

- Мы с нашими сотрудниками провели внутреннюю проверку и убедились, что на счету не хватает 11 675 801,43 тенге. Элеонора написала мне расписку, что всё вернёт, но на деле слова не сдержала. Досудебное расследование показало, что она перечисляла себе на зарплатную карту больше денег, чем должна была. К электронному банкингу у меня нет доступа, я даже логина и пароля не знаю – сразу всё передал Элеоноре, как только банк мне выдал ключ. Поскольку я в бухгалтерии не разбираюсь, то все операции доверял Элеоноре. У нас в фирме электронными платежами занималась только она, как главный бухгалтер. Больше никто переводами не занимался, - сказал Махметов в зале судебного заседания.

На вопрос защиты, написала ли Элеонора расписку под давлением, Махметов ответил, что никакого давления не оказывал, и она сделала это добровольно. Впоследствии это подтвердили все сотрудники ТОО «КазТехноГаз», которых вызывали как свидетелей.

Глава III
Двойной спрос
В ходе суда на допросы свидетелей помимо сотрудников фирмы, являлись и работники уральского филиала банка АО «Сбербанк России», а также таксист, который периодически подвозил Элеонору – Талгат ТЮЛЮГАЛИЕВ. В ходе суда выяснилось, что на досудебном расследовании он менял свои показания. Изначально Талгат свидетельствовал о том, что Элеонора передавала наличные деньги сотруднику ТОО «КазТехноГаз», племяннику Махметова – Анису МУХАМБЕТКАЛИЕВУ, который в фирме числится менеджером по работе с поставщиками. Позже от этих слов он отказался и дал другие показания.

- В прошлом году она рассказала мне, что её бывший работодатель обвинил её в краже денег. Сумма, говорила, большая. Плакала. Я решил ей помочь и подтвердил её слова о том, что она передавала деньги Мухамбеткалиеву. Сам я до этого его видел только на фото в телефоне Элеоноры. Когда запутался в показаниях – передумал и сказал правду. Сделал это сам, не под давлением, а потому что совестно стало. За неправду меня уже осудили условно на 5 лет.

Муж Элеоноры, Сергей ПАК, в свою очередь, рассказал суду, что у него есть аудиозапись их разговора с Тюлюгалиевым, на которой он рассказывает Элеоноре, что дал показания против неё под моральным давлением и что адвокаты Махметова говорили Тюлюгалиеву: «Как же так, она не выиграет, а тебя посадят. Что будет с твоими детьми и внуками? Подумай о них».

- Я могу представить эту аудиозапись суду в любое время, - сказал Сергей.
2 мая суд впервые выслушал беременную работницу бухгалтерии, которая обвиняется в хищении 11,5 миллионов компании ТОО «КазТехноГаз». До этого адвокат подсудимой настаивал, чтобы сначала были опрошены все заявленные свидетели. Во время дачи показаний Элеонора рассказала подробности о ведении двойной бухгалтерии в ТОО «КазТехноГаз».
Book design is the art of incorporating the content, style, format, design, and sequence of the various components of a book into a coherent whole. In the words of Jan Tschichold, "methods and rules upon which it is impossible to improve, have been developed over centuries. To produce perfect books, these rules have to be brought back to life and applied."
Front matter, or preliminaries, is the first section of a book, and is usually the smallest section in terms of the number of pages. Each page is counted, but no folio or page number is expressed, or printed, on either display pages or blank pages.