Истерзанная гора
Журналисты «УН» впервые побывали на той части территории полигона Капустин Яр, которую российские военные вернули Казахстану. Точнее, мы побывали на горе Малое Богдо, в 50 километрах от поселка Сайхин. Выяснилось, что никакого возвращения территории полигона не было. Военные до сих пор обстреливают местность, которая является уникальным историческим и географическим местом.
В наследство от монголов
- Я слышала, что во время эпидемии чумы до войны в районе этой горы хоронили умерших от этой болезни. Поэтому долгое время люди к ней не приближались.
- Малое Богдо?! – переспрашивает нас Назымгуль, продавщица магазина в Сайхине, когда мы спрашиваем дорогу к горе. Жители Сайхина знают эту местность под названием Жамантау – Плохая гора. Малое Богдо – название из монгольского языка или калмыцкого, так как до 1773 года калмыки контролировали эту местность и считали гору священным местом. Казахи называют этот холм Жаман тау. И то, и другое название на русский язык переводится как «плохая гора».
- Я слышала, что во время эпидемии чумы до войны в районе этой горы хоронили умерших от этой болезни. Поэтому долгое время люди к ней не приближались. А потом там открыли военный полигон, и местным жителям запретили пасти там скот уже военные. Лично я всю жизнь прожила в Сайхине, но про Жамантау знаю только понаслышке. Сама там ни разу не была. Помню, что впервые об этой горе услышала, когда в поселок привезли щебень оттуда для строительства детсада в советское время. Тогда из кучи щебня стали выползать большие змеи, которых мы никогда не видели, - рассказывает Назымгуль, пока мы покупаем продукты.
Путь до горы Малое Богдо занимает больше часа. Нанятый нами местный водитель вез нас по степи, которая, как ковром, была устлана цветущими тюльпанами. Наконец, через полчаса езды мы увидели на горизонте холм.

- Жамантау, - показал нам водитель рукой. Но, чем дольше мы ехали, тем дальше казалась от нас гора. Она словно отодвигалась от нас. На ее вершину мы, наконец, прибыли уже в сумерках. Быстро разгрузились, поставили палатку и, уставшие, уснули. Несмотря на скромную высоту – всего 37 метров, вид с вершины горы утром нам открылся потрясающий. На десятки километров вокруг, насколько хватало взгляда, раскинулась ровная, как стол, цветущая степь. В бинокль можно разглядеть пасущиеся стада коров и верблюдов, табуны лошадей, а в дымке очертания старшего брата – горы Большое Богдо – горы на территории Российской Федерации в 40 километрах. Одним словом, идиллия. Но…
Все ради войны
…вся гора и территория вокруг нее изрыта оспинами воронок от взрывов ракет. С 1975 года военные используют гору Малое Богдо в качестве мишени при испытаниях ракет и бомб. Судя по всему, ракеты пристреливают точечно – по скальным обнажениям на горе. О мощности оружия можно судить по воронкам – их глубина 4- 5 метров, диаметр – 10- 12 метров. И большая часть воронок приходится на те места, где были скальные выступы. Мы насчитали на горе и в окрестностях более 60 воронок.
В окрестностях горы в изобилии разбросаны осколки ракет и снарядов. У подножия горы мы обнаружили что-то вроде бункера – врытую в землю будку из-под военного грузовика. По словам районных властей, территорию горы Малое Богдо российские военные передали казахстанской стороне. Но, в действительности, это не так. В этом нас разубедили российские военные, которые приехали на гору в первый же день нашего пребывания. Полковник, представившийся Александром, потребовал наши документы и поинтересовался, с какой целью мы приехали на гору.
Казахстанская?! Это территория военного полигона! Вы знаете, что я могу вас вообще задержать до выяснения обстоятельств?
- Мы приехали фотографировать птиц, - объяснил им Михаил Шпигельман, фотограф-орнитолог, с которым мы отправились в эту экспедицию.

- А разве это не казахстанская территория? – спросил я у полковника.

- Казахстанская?! Это территория военного полигона! Вы знаете, что я могу вас вообще задержать до выяснения обстоятельств? Вашу поездку сюда вообще-то казахстанские власти должны были согласовывать с нами. Как вам вообще разрешили сюда проехать?

Сфотографировав наши документы, полковник сменил гнев на милость.

- Мы, вообще-то, думали, что вы из числа копателей, которые приезжают сюда выкапывать металл. Ну, раз вы птичек фотографируете, то снимайте дальше, но с горы уйдите. Сейчас выходные, стрелять вряд ли будем. Но всякое может быть. Запустят что-нибудь сюда – мы будем сбивать. Кто вас от камней отскребывать будет?

В качестве доказательства того, что военные и дальше будут использовать гору для испытаний, полковник показал нам на вертолетную площадку, построенную совсем недавно на северном склоне горы.
Избавившись от военных, мы принялись исследовать территорию. По словам ученых ЗКАТУ имени Жангир хана, даже расстрелянная гора представляет большой научный интерес. На ее территории водятся самые крупные змеи региона – желтобрюхий, или каспийский полоз длиной до 1,6 метра. Раньше их было настолько много, что, когда змеи выползали на юго-восточный склон горы, чтобы погреться, весь склон переливался от обилия змей. Мы за два дня смогли встретить одного живого полоза и четыре обезглавленные змеи, которые стали жертвами хищных птиц или ежей.
Окрестности Малого Богдо – это рай для орнитологов. Кроме филинов, здесь обитают орлы-курганники, несколько видов мелких соколов, три вида жаворонков, журавль-красавка. Михаил Шпигельман сфотографировал птичку размером с воробья и, заглянув в определитель видов, удовлетворенно заулыбался. В книге эта птица была обозначена как черная каменка, и ранее в нижнем течении Урала и Волги ни разу не встречалась.
Из рода торе
Побродив по окрестностям, мы обратили внимание на сопку. На вершине сопки уложенные кругами камни обозначают места захоронений. Большинство могил не имеет надгробий с надписями, и дикие камни, уложенные кругами, навеяли ассоциации со Стоунхенджем в Англии. Только на одной из могил сохранился могильный камень с арабской вязью. Судя по ней, в 1914 году тут был похоронен человек, сын которого по имени Батыр установил этот камень. На камне стоит родовой символ (тамга) рода Торе – чингизидов. Как нам показалось, эта могила – самая последняя по времени. Все остальные намного старше, судя по тому, как камни выветрились и покрылись мхом. О возрасте этих захоронений могут сделать вывод только профессиональные историки.

-Территория малоизученная, но мы уже точно знаем, что здесь водятся эндемичные виды животных. Например, желтобрюхий полоз – самая крупная змея этого региона.

Вечером второго дня на место приехала комплексная экспедиция университета имени Жангир хана. Экспедицией руководит Кажмурат Ахмеденов, кандидат географических наук, который с 2012 года ежегодно приезжает на Малое Богдо. Кажмурат убежден, что Малое Богдо должно получить статус заповедной территории.
- Территория малоизученная, но мы уже точно знаем, что здесь водятся эндемичные виды животных. Например, желтобрюхий полоз – самая крупная змея этого региона. Мы во время одной из предыдущих экспедиций нашли полоза длиной более полутора метров, - рассказал Кажмурат Ахмеденов
Щебень из мезозоя
Местные власти имеют другие планы на эту местность. В частности, акимат Бокейординского района ищет инвесторов для разработки карьера по добыче щебня в окрестностях горы. По мнению ученых, разработка этого месторождения щебня может повредить хрупкой экосистеме местности, которая и без того подвергается мощному воздействию военного полигона.
В настоящее время на горе уцелели 4 скальных выступа. По мнению ученых, гора образовалась из-за того, что пласты соли стали образовывать купола, которые выталкивали на поверхность древние горные породы. Скалы на поверхности Малое Богдо – это породы, которые сформировались в мезозойскую эру – примерно 150-66 млн лет назад. Это примерно тот период истории Земли, когда ее населяли крупные динозавры. Вполне возможно, что более детальное исследование этого места может стать причиной других, не менее важных научных открытий. А пока ученым остается считать воронки от взрывов, которых с каждым годом становится все больше.

Лукпан Ахмедьяров, фото Рауль Упоров